Отчет 30. Гвадалахара — Ногалес (текила, такос, вулкан и Тихий океан)

Разбились по парам, взяли рации и побежали гулять. Гвадалахара, несомненно, очень красивый и интересный город, но все настолько впечатлены вчерашним Гуанохуато, что здесь уже всё как-то спокойно воспринимаем, без особого восторга. Хотя, возможно, это и не совсем справедливо.

В центре много интересной архитектуры.

Но стоит отойти за угол, и ты уже совсем в другом мире.

Проходим мимо бомжа. Тот достает сигарету, закуривает. Леша это видит, закатывает глаза и говорит:

— Представляешь, я сейчас с радостью поменялся бы местами с этим бомжом. Стал бы таким же грязным, вонючим и больным мексиканским бомжом ради всего лишь одной сигаретки.
— Ну, у тебя как раз есть такая возможность. Всего лишь одна сигаретка, и все твои деньги на обратную дорогу придется отдать Олегу, а сам ты останешься в Мексике бомжевать.

— Кажется, я знаю, что надо делать, — начинает Олег, как только мы сели в машину и поехали в сторону Текилы. Он достает модем, качает из интернета архив, распаковывает его на флешку, вставляет в магнитолу и прибавляет громкость.
— Аллен Карр. Легкий способ бросить курить … , — на всю машину заговорила магнитола.
— Не-е-е-ет, только не это! — на всю машину завопил Леша и заткнул уши.
— Надо, Леша, надо. Меньше будешь мучаться.
— Да я от одного слова «курить» в десять раз сильнее мучаться начинаю!
— Знаешь, когда я в свое время начал читать эту книгу, то даже дня без сигарет не мог продержаться. Если, например, перед сном я брал пачку покурить, а она оказывалась пустой, то мне не лень было вылезти из теплой постели, одеться, идти в три часа ночи на улицу, под дождь, и только потому, что не мог потерпеть до утра. Помню, как-то в Москве ураган был. Деревья падали, гаражи-ракушки по воздуху летали в нескольких метрах над землей. Году в 98-м это было, кажется. У дома напротив даже балкон оторвало. Так вот, в самый разгар стихии у меня закончились сигареты. И что ты думаешь, я потерпел пару часиков пока все уляжется? Как бы не так! Пошел, ведь. Купил и сразу закурил прямо на улице. А знаешь что произошло, когда я прочитал эту книгу? Удивительная вещь. Я читал эту книгу на ночь. Дочитал и уснул, а когда проснулся, то понял, что могу теперь больше не курить. Такое неожиданное чувство. Это было не отвращение к сигарете, и не ужас от курения … это была свобода. Будто мне снова шестнадцать, и нет той тяги к никотину, с которой я жил последние десять лет. Будто не курил никогда. Могу закурить, а могу и не закуривать. И мне все равно! Ничто не тянет к сигарете, ничто не давит на мозги. Я был так счастлив этой свалившейся на голову свободе, что до сих пор благодарен и Аллену Карру, и Афонину, который эту книгу сам прочитал, бросил, а потом всем друзьям разослал, в том числе и мне. А я, ведь, даже не собирался тогда бросать! Мне просто было интересно, что же там такого написано, что все читают и бросают. В какой такой волшебной комбинации можно составить слова, чтобы самые заядлые курильщики читали и бросали! Мне тогда казалось это невозможным. Потому и решил почитать, одним глазком, из любопытства. Просто посмотреть, что же там такого написано.
— И что же там написано?
— А-а-а! На самом деле, никакого волшебства, всего лишь небольшой разрыв шаблона. Видишь ли, все курильщики только и делают, что постоянно занимаются самообманом. И за период зависимости у них настолько сильно меняется мышление, что даже когда курильщик бросает, его сознание не приходит в норму, а продолжает оставаться сознанием курильщика. Именно поэтому сейчас ты уже не мучаешься физически, но только и думаешь, что о сигаретке. Зато если курильщику удается избавиться от иллюзий и вернуть себе сознание независимого от сигарет человека, то и физическая зависимость исчезает сама собой. Никаких мук, никаких тебе срывов через месяц, через год, через два … чудеса, да?
— Итак, наконец-то найдено волшебное лекарство, которого ждали все курильщики, — на всю машину продолжил Аллен Карр, — мгновенное, эффективное и для заядлых курильщиков, без сильных мук отвыкания, без напряжения силы воли…

Леша демонстративно затыкает уши и просит выключить, но спереди сейчас сидят Олег с Оксаной, потому и магнитола в их распоряжении. Едем, слушаем всем составом почему курильщики такие курильщики.

Подъезжаем к Текиле. Ясное дело, нельзя просто так проехать по таким местам, и не глянуть на производство. Надо же разобраться в теме, посмотреть как её делают.

Достаем бутылку, которую подарил нам Серхио. Смотрим производителя, находим сайт, на сайте ищем адрес, едем туда. Но для экскурсий уже поздновато, поэтому селимся в придорожном отеле. Хозяин выдает нам ключи, продает холодного пива и куда-то сваливает. А вокруг никого — ни машин, ни других постояльцев. Похоже, мы здесь одни и вся территория наша. Кстати да, текила же еще осталась! Олег с Оксаной берут бутылку и лезут на крышу.

Ночь, звезды, мы в Текиле, текила с нами, текила внутри нас. Гармония!

Утром идем искать завтрак. В двух шагах от гостиницы прямо на улице готовят такос. Местные подходят, кушают.

И мы решаем попробовать. Заказываем, смотрим как готовят. Лепешки жарят на выпуклом листе нержавейки, который снизу подогревается газовой горелкой.

Рядом в это время жарится мясо на углях .

Потом его нарезают на мелкие кусочки, складывают в лепешки и подают на стол.

На столе стоят разные добавки и соусы. Все это надо в каждую таку накладывать сверху по вкусу.

Самые ходовые добавки — помидоры, лук и гукамоле.

Все это оказывается так неожиданно вкусно, что сметается моментально. Заказываем вторую порцию. Потом третью. Сходимся во мнении, что это самые вкусные такос из всех что мы пробовали. Хотя казалось бы, что может быть проще — лепешка, мясо на углях, лук, помидоры … никаких волшебных ингридиентов.

Уходя, долго и страстно благодарим хозяйку. Говорим, что нам очень, очень понравилось. Все это, естественно, жестами: чмокаем губами, целуем пальчики, облизываемся и зажмуриваем глаза. Надеемся, она поняла нас правильно.

Ну а на сытый желудок можно уже ехать смотреть производство текилы. Оно находится чуть в стороне от поселка. По-мексикански его принято называть асьенда. Асьенда Эррадура. Асьенда — это такое большое-большое ранчо, построенное таким образом, чтобы работники не ездили туда каждое утро, а жили бы постоянно на его территории. Как правило, там есть и школа, и больница, и даже церковь. Конкретно это асьенду построила семья Эррадура.

Узнаем про экскурсии. Да, можно, стоит 100 песо (240 рублей), есть англоговорящий гид. Платим и идем.

Что-то похожее на текилу появилось в Мексике 500 лет назад, когда у колониальных испанцев, поселившихся в этих краях, закончился привезенный с собой запас бренди. Старый свет далеко, а трезвый образ жизни, естественно, никому не улыбался, поэтому пришлось идти за добавкой к местным. А у местных было какое-то совершенно отвратительное пойло из кактусов, но тем не менее алкогольное. Пить его в таком виде, конечно же, никто не стал, а вот перегнать попробовали. И получился вполне приемлемый напиток, который назвали «мескаль». Пить его в Мексике начали повсеместно, и даже стали выдерживать в дубовых бочках как бренди. Со временем технология изготовления и выдержки оттачивалась, появлялись известные марки, ценители, налаживался экспорт в другие страны. И вот уже совсем недавно мексиканцы спохватились, что формально любой китаец имеет право взять спирт, разбавить его водой, разлить по бутылкам и назвать «мескаль». Какой удар по экономике страны! Тогда правительство Мексики, глядя на успешный опыт коллег из провинций Коньяк и Шампань, решило переименовать мескаль в текилу, чтобы привязаться к названию региона, где все это производится. С тех пор уже сорок лет текила называется текилой, и производят ее только в окрестностях Текилы. Причем, не зря ведь суетились, прошло еще каких-то десять лет и текила стала очень популярна за пределами Мексики. Сейчас она есть фактически в каждом баре мира.

Кактус из которого делают текилу называется «голубая агава», и похож больше на огромный алоэ, чем на привычный нам мясистый кактус.

Тем не менее, для текилы годится только он. Его выращивают порядка семи лет, после чего собирают и обрубают все листья.

Примерно так это делают:

Остается только сердцевина. Ее режут на части.

Дальше эти кочерыжки отправляют в печь и обрабатывают паром, от чего они становятся коричневыми и сладкими.

Теперь из них можно отжимать сок, содержащий сахар. Сейчас это делают соковыжималки, а раньше ослик, который ходил по кругу и вращал нехитрую конструкцию.

Дальше сок заливался в открытые подземные резервуары (дыры в полу), где за четыре дня должен был забродить как следует.

А чтобы он бродил в нужном направлении, вокруг помещения сажались особая растительность с правильной микрофлорой — манго, гранат и лима.

Сейчас это все, конечно же, сильно упростилось, потому что появились ферментеры, которые делают ровно то же самое, но более точно, качественно и предсказуемо.

Получившееся сырье два раза перегоняют, доводят до 65 градусов, потом разводят до 35-38 и разливают по бутылкам.

Готово!

Получилась текила бланка (blanca, она же silver) — прозрачная белая текила, которую можно пить. А еще можно залить в дубовые бочки и поставить выдерживаться.

Выдержка заметно меняет вкус текилы, который с каждым годом становится все мягче, постепенно уходит резкий привкус и неприятный запах. Само собой, букет становится богаче, там появляются новые нотки. В зависимости от времени выдержки, текила делится на три вида:
Репозадо (reposado) – выдержка от двух месяцев.
Аньехо (anejo) – выдержка более трех лет.
Экстра Аньехо (extra anejo) – выдержка более пяти лет.

— Скажите, а что означает «текила голд»? — интересуемся на дегустации, — У нас в России большинство текилы именно этого сорта.
— Фуфло ваша текила голд. Берут обычную текилу бланка, и немного подкрашивают, чтобы выглядела как выдержанная. Берите тогда уж лучше бланку, зачем вам этот жженый сахар пить!

— А почему на дегустации нет ни соли, ни лайма? У нас принято лизать соль и закусывать лаймом.
— Все сильно зависит от того, что вы пьете. Если вы хотите силком влить в себя дешевый продукт, то соль и лайм будут очень кстати, чтобы забить неприятный запах и вкус, вызывающий отторжение. А если вы возьмете хорошую выдержанную текилу, то она будет достаточно мягкой и ароматной, чтобы вы могли наслаждаться ее вкусом и получать удовольствие, смакуя ее в чистом виде, без каких-либо закусок и примесей.

После экскурсии не можем пройти мимо фирменного магазина, и не затариться. Берем литрушку репозадо за 339 песо (800 рублей) и бутылку аньехо за 385 песо (900 рублей).

Вопрос где обедать сегодня не стоит — едем туда же, где завтракали!

Повторяем. Когда еще так таких вкусных такос поедим!
(адгокиН)

На выезде из города только и делают, что продают текилу.

Стеклянные литровки, полиэтиленовые баклашки по полтора, два, даже пять литров, дубовые бочки. Цены от десяти песо за литр (24 рубля). Да за такие деньги текилой можно хоть машину мыть!

Или, как минимум, заливать в омыватель.

Едем дальше. Теперь-то мы знаем, что эти кустики вдоль дороги — не просто кустики.

А заросли голубой агавы, она тут кругом.

На каждом ровном участке растет!

Вскоре мы уезжаем из региона выращивания этих кактусов, и пейзаж приходит в норму — поля агавы исчезают, появляется пышная горная растительность.

И вдруг мы оказываемся посреди огромного поля черных камней. Справа, слева, спереди, сзади, кругом черным-черно!

Будто гудрон застывший.

Вдали видна небольшая смотровая вышка.

Залазим туда, осматриваемся. Несколько километров вокруг залито чем-то вроде черной лавы.

Смотрим в интернете — да, точно, вулкан. Хотя, действительно, что же это еще могло быть!

Со спутника хорошо видны разливы лавы на десять километров. Наша дорога (внизу) чуть-чуть по краешку их зацепила.

Не задерживаемся. Хочется засветло добраться до побережья Тихого океана, совсем недалеко осталось.

Темнеет.

За очередным перевалом замечаем, как резко меняется климат. Становится влажно, душно, кругом туман и тропическая растительность. Побережье где-то совсем близко.

Приехали. По навигатору мы где-то на побережье, но самой береговой линии не видать, кругом какие-то заборы, кемпинги. Ломимся в первый попавшийся, узнаем цены. Предлагают поставить палатку за 75 песо, либо поселиться в четырехместный номер за 750. Палатка — очень заманчивое предложение, конечно, в плане экономии, но духотища здесь стоит такая, что ни в палатке, ни даже просто на улице долго находиться невозможно. Становишься липким, да и дышать особо нечем. Поэтому если уж спать, то только под кондиционер. Правда 750 песо (1800 рублей) останавливают … так дорого мы в Мексике еще не ночевали. Есть у них и двухместные номера, но тоже недешево — 610 песо. Просим дать нам один двухместный на четверых. Хозяева долго не могут понять смысл нашей просьбы, потом находим общий язык и нам предлагают четырехместный по цене двухместного. Типа скидки. Мы счастливы. Селимся.

Утром просыпаемся и понимаем, что попали в очень уютное место.

Завтракаем в кафе на берегу.

Юля не хочет отсюда уезжать.

Узнаем у администрации, когда чекаут. В двенадцать. Но к этому времени достаточно только номер освободить, а на территории можно отдыхать и дальше.

Кстати, сегодня мы все впервые в жизни увидели Тихий океан. Решаем не гнать лошадей и насладиться моментом.

Дальше по плану Серхио нам следует перебраться на полуостров Баха.

Смотрим цену паромов.

На всех получается шесть-семь тысяч песо (примерно 15 000 рублей). Жалко столько тратить. Зато Серхио рекомендовал этот маршрут как безумно красивый и безопасный.

С другой стороны, можно проехать прямо по пустыне Сонора и попасть в Штаты через Ногалес. Тысяча километров пустынной местности, где никаких красот не предвидится, зато можно сэкономить пару дней и всю стоимость парома.

Думаем.

Склоняемся ехать через Ногалес, но смущает только одно — безопасность. Уж больно противоречивые отзывы в интернете, да и Серхио, опять же, не советовал.

Ближе к пяти выезжаем.

Всех парит безопасность. Где бы узнать поподробнее про эту дорогу …

По пути замечаем Шевроле Тахо с техасскими номерами, стоящий возле пиццерии. Тормозим, Олег идет внутрь:

— Чья машина?

Выясняется, что машина принадлежит пожилой американке, которая регулярно ездит на ней сюда из Техаса через Ногалес и утверждает, что этот маршрут вполне себе безопасен. Советует только запастить горючкой и водой, так как жара в пустыне безумная, людей вокруг нет, и было бы очень рисковано там сломаться или остаться без топлива. Как минимум, запас воды должен быть с собой обязательно.

Разговорились. Нас приглашают за стол. Садимся.

Удивительно но в этой небольшой кафешке в которой всего-то один стол, собрались люди почти со всего света: Япония, Штаты, Германия, Испания, Мексика, еще какие-то страны. Вот и Россия присоединилась.

Общаемся, каждый рассказывает свою историю. Например, японка Роза переехала сюда жить и выращивать «органик фуд». Это целое направление в производстве экологически чистых продуктов, на которых помешаны американские потребители. В супермаркетах под органик фуд выделяются целые отделы. Встречаются рестораны и магазины, торгующие только органик фуд. Считается, что это более здоровая пища, так как стандарт которому она должна соответствовать ограничивает производителей в использовании пестицидов и удобрений.

Спрос на эти продукты часто превышает предложение, а цены могут быть в несколько раз выше, чем на те же товары, но без лейбла «органик». Причем, Роза занимается не только выращиванием таких продуктов, но еще и принимает у себя на ранчо целые делегации со всего мира — обучает их, приглашает пожить несколько месяцев, питаться экологически чистыми продуктами, работать на их производстве. Плюс шикарный климат и пляжи. В общем, у Розы полно желающих.

Принесли пиццу, пускают по кругу. Каждый берет себе по кусочку.

Оказывается, здесь очень интересная система обслуживания: пиццу готовят непрерывно и сразу подают на стол. Каждый раз разную. Нравится — берешь и ешь. Нет — жди следующую. И так постоянно. Никто никуда не спешит, все общаются, кушают неспеша. Обед может затянуться на несколько часов. Стоит 50 песо (120 рублей), сколько бы ты не съел. Конечно же, мы объедаемся самой разной свежайшей пиццей, и с трудом заставляем себя ехать дальше.

Вдоль побережья приятные тропические пейзажи.

По обочинам, как и в России, принято писать краской на скалах. Мотивы только другие.

А еще тут кругом растут манго.

Все это очень напоминает Юкатан внешне.

Но вскоре наш маршрут уходит от побережья в сторону, и пейзаж начинает меняться.

Через час мы уже едем совсем по иной местности.

Населенных пунктов по пути нет. Изредка встречаются только кафешки, стоянки да заправки.

На заправках колонки обернуты теплоизоляцией.

Заправляемся. Стараемся поддерживать все время полный бак. Мало ли.

Встречаем более-менее аппетитную кафешку. Решаем как в Текиле заказать сперва немного, по шесть такос, а если будет вкусно, то еще добавить. Хозяйка смеется. Говорит что шесть нам не сьесть. Посмотрим. Соглашаемся пока на две.

Приносят такосы размером с шаурму. Хорошо, что предупредили.

Из добавок кроме традиционной сальсы, лука и лайма, поставили какой-то острый соус.

— Муй пиканте, — предупреждает хозяйка.
— О, это то что нам надо! — Олег с Лешей наливают себе в тако побольше этого соуса.

Девочки благоразумно не рискуют.

И правильно делают, потому что после первого же укуса Олег с Лешей оба становятся красными, на лбу выступает пот, на глаза наворачиваются слезы.

— А-а-а-а-а, же-е-е-есть! — выдыхает Олег.
— Да, жалко Серхио этого не видел.

Интересуемся у хозяйки, что за соуc. Говорит, что абанеро.

Точно! Мы же видели в супермаркетах целые полки habanero, таких маленьких сморщенных перчиков. Значит, это он и есть. Смотрим в интернете — точно, один из самых острых перцев на свете, гораздо острее табаско и кайена. Надо будет взять на заметку.

До Штатов осталось несколько сотен. На дороге все больше и больше блокпостов и патрулей.

Выглядят очень серьезно, вооружены до зубов. Тормозят каждую машину, всех проверяют. Ищут то наркотики, то фрукты, то животных. У нас ничего этого нет, поэтому нас каждый раз досматривают и быстро отпускают.

За 130 километров до Ногалеса начинается приграничная зона, стоит КПП. У нас забирают бумажку временного ввоза машины, сдирают наклейку с чипом со стекла, вносят в копьютер сведения о том, что мы выехали с территории Мексики.

Трасса становится шире, движение на ней оживляется.

Темнеет.

Еще час езды и мы уже в Ногалесе. Ищем пограничный КПП, находим, но он оказывается закрыт. Смотрим часы работы — c шести утра до десяти вечера. Обидно, на часах половина одиннадцатого. Значит придется ночевать в Ногалесе, а так не хотелось…

Кружим по городу, ищем гостиницу, и вдруг натыкаемся на целую очередь из машин. Похоже, где-то тут есть второй КПП, круглосуточный. Встаем в хвост и вскоре попадаем на погранконтроль.

Мексиканцы выпускают не глядя, а американцы все с собаками досматривают и обнюхивают, после чего принимаются разглядывать наши паспорта и расспрашивать кто мы такие, куда и откуда едем. Олег, Леша и Оксана радостно рассказывают им про кругосветку, а Юля так как плохо говорит по-английски, в беседе не участвует, сидит себе на заднем сиденье и лазит в интернете. Ну и конечно же, офицеров заинтересовала именно она. Посыпались вопросы:

— Кто такая? Откуда? Чем занимаешься?
— Работаю в Москве, в интернет-магазине.
— Кем работаешь?
— Директором.
— А покажи свой магазин, — офицер тычет пальцем в Юлин ноут, видя что та как раз в интернете-то и сидит.

Юля открывает свой сайт, показывает ему каталог летних шин. Офицер доволен:

— Вэлком ту зе Юнайтед Стейтс.

Попав в американский Ногалес мы были еще раз удивлены, насколько разными могут быть две части одного и того же города. И хотя мы уже видели точно такую картину в Лоредо, все это как-то забылось и удивляет заново. Первое и самое сильное чувство, которое мы испытали попав сюда — чувство безопасности. Настолько успокаивающе действуют на нас чистые и освещенные улицы, аккуратные дома, роскошные витрины, хорошо одетые люди, которые водят дорогие машины и добродушно улыбаются. Все это настолько расслабляет, что мы тут же припарковались и заночевали прямо в машине, чувствуя себя как дома.

0
Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.